Вокруг твида

Вокруг твида

Победно сигналя хромированными звонками, прокатился по столицам осенний Твидран, вызвав у граждан трех городов волну интереса и желания подражать увиденному. Было место для всего – восхищения, иронии, недоумения и любопытства. Но факт остается фактом – зрелище было необычайное, красивое, достойное внимания и удивления. Повод задуматься: почему именно твидовый, а не ситцевый, парчовый или габардиновый велопробег?

Ведь неспроста же символом и смысловым акцентом велопрогулки, задуманной в 2009 году основателями TweedRun’а Тэдом Янг-Ингом и Джеки Шэннон, послужила плотная шерстяная ткань, ткань с удивительной судьбой, созданная для суровой жизни простых крестьян и вышедшая на изысканные подиумы мировой моды, и именно под ее знаменем сверкали этой осенью на солнце спицы колес ретро-велосипедов. Любопытно, что отдельные модные порталы даже упоминали TweedRun как «фестиваль твида», совсем позабыв о том, что это важная, но не всепоглощающая составная часть концепта. Попробуем разобраться, что же такое твид, и… почему именно он?

Основатели TweedRun’а Тэд Янг-Инг и Джеки Шэннон

Современные текстильные словари дают приблизительно такое определение термина «твид»: это пестротканный шерстяной материал саржевого переплетения с неравномерно встречающимися на полотне узелками. За сухим определением трудно составить представление о ткани и тем более угадать те непревзойденные качества, которыми славится твид. Переводя это определение на русский язык, отметим, что твид: а) непременно изготавливается из натуральных шерстяных нитей; б) имеет саржевую, то есть диагональную, а не прямую, структуру переплетения нитей. Структура эта влияет на рисунок ткани, который заметен даже невооруженным глазом, особенно если полотно имеет классический узор «в елочку»; в) расцветка твида обычно пестрая, но натуральных неброских оттенков, насколько таковые может иметь смесь частично окрашенной шерсти. Секрет твидовой пестроты – в грамотном смешении нитей, окрашенных в разные цвета или неокрашенных вовсе. Хитро переплетаясь, они создают замысловатые расцветки, которые иногда даже трудно поддаются определению.

Первоначальной сдержанной расцветкой, наводящей на мысли о неком «осеннем камуфляже», твид обязан своей родине – Британским островам, где та вполне соответствовала местности. Бесконечные буроватые холмы с низкорослыми серыми зарослями кустарника, хаотично разбросанные валуны, вересковые пустоши, продуваемые всеми ветрами под вечно серым небом… «Что вижу, о том и пою», – как сказал бы известный представитель русского юмористического фольклора о создании цветовой гаммы для первых метров твидового полотна.

Если о различных механических детищах человеческой изобретательности принято говорить, что лень – двигатель прогресса, то в случае с твидом двигателем оказалась доведенная до предела рациональность, а в каком-то смысле даже безвыходность. Представьте себе не затерянный, но все же довольно изолированный, как и подобает острову, британский клочок земли Харрис в Атлантическом океане, где, фактически, к услугам населения в начале 19 века не было решительно ничего, кроме сурового климата… и овец. Сама природа, казалось, намекала на то, что эти два явления необходимо взаимоувязать. Так и поступили: на защиту от непогоды решено было бросить отряд овец. Крестьяне постригли их, а затем полученную шерсть тщательно промыли, распутали волокна, расчесали и сплели вновь. Часть шерсти окрасили мхом, торфом и прочими нехитрыми подручными средствами. Приступили к ткачеству.

Получилась удобная теплая ткань, на радость простым людям, вынужденным работать при повышенной влажности, холоде и ветре. Все благодаря крестьянской смекалке и коротко остриженным овцам. Последние, кажется, совсем не возражали, и производство наладилось. Хотя «производством» в полном смысле этого слова твидоиндустрия станет через много десятков лет, а пока – исключительно ручной, тонкой работы и мастерства труд.

Ставя себя на место людей викторианской эпохи, следует отметить, что такие качества, как превосходная защита от холода и ветра, ценились ими в значительно большей степени, чем нашими современниками. Дело в том, что мы привыкли к обилию лекарственных средств и доступной медицинской помощи. Мы не рассматриваем каждую простуду, как опасную угрозу, нависщую над нашим здоровьем. Однако следует вспомнить, что, к примеру, аспирин вошел в употребление лишь вначале 20 века, пенициллин – элементарный антибиотик – в 1940-х годах, а в Викторианской Англии вам едва ли могли предложить более подходящие аналоги этих средств первой необходимости, чем кровопускание, пиявки или сомнительного действия порошки. Грубо говоря, вы могли бы умереть от обычной запущенной простуды, или «горячки», как тогда называли чуть ли не каждую болезнь. Поэтому твид ценился и пользовался спросом вдвойне.

То имя, которое сейчас носит ткань, – следствие непроизвольной игры в «испорченный телефон», хотя телефонного аппарата в те давние времена, когда произошел следующий случай, еще и в помине не было. Некий английский господин, по призванию купец, незнакомый до определенного момента с новой тканью, с чего-то решил, что своим названием она обязана реке Твид. Так ему показалось. Эта чистой воды фантазия не помешала прижиться самозваному слову «твид» (tweed) на месте оригинального «твил» (tweele или twill).

Любопытно, что сейчас понятие «твил» все же полноправно существует в мире текстильных терминов. Сегодня твил – это обобщающее название тканей, имеющих саржевое (т. е. диагональное) переплетение нитей. Эти ткани отличает высокая прочность в сочетании со способностью хорошо драпироваться. Под определение твила попадают, к примеру, габардин (распространенная ткань в ярко выраженный мелкий рубчик, часто используется для пошива плащей и пальто), и, что интересно, такие кажущиеся противоположными друг другу вещи как джинсовая ткань, утомившая глаз современника своим повсеместным присутствием, и твид – словно олицетворяющий собой индивидуальный подход к стилю (и текстилю, выражаясь буквально).

После того как в 1830-х гг. твидовая материя – детище мохнатых овец и безжалостного климата – доказала свою способность быть универсальной тканью, защищающей от холода, ветра и воды, началось коммерческое продвижение твида.

Пионером маркетинга оказалась графиня леди Кэтрин Герберт Данмор (Lady Dunmore), которая унаследовала от своего покойного мужа все его владения на Внешних Гебридских островах в Шотландии, которые включали в себя ручные крестьянские производства твида. Не тратя времени на сетования о женском бесправии, планомерно и без привлечения лишнего внимания, леди Кэтрин поставила на поток свое собственное дело. В конце 1840-х гг. ее трудами были объединены разрозненные производители твида на островах Харрис, Льюис, Уист и Барр. Объединенный концерн получил имя «Harris Tweed» и стал с каждым годом набирать обороты. Дело развивалось, привлекался все новый персонал, недвижимость и оборудование. Мягкий и плотный твид, производимый на островах, оказался идеален для спортивных костюмов. Удачным ходом стало акцентирование внимания на том, насколько удобными могут быть твидовые пиджаки для английских джентльменов-спортсменов. Последние по достоинству оценили предложение и обеспечили спрос. «Пропаганда твида» вскоре вышла и за пределы Британских островов.

Торговой маркой «Harris Tweed» стал в 1909 г. Отдавая честь графине-первопроходцу, логотип бренда – шар с крестом – дизайнеры создали на основе геральдической символики семьи Данморов. Это был не просто бренд. Он гарантировал исключительное качество твида и особенные, сертифицированныее условия производства и обработки, а так же оберегал авторское право производителя.

К слову, в группе Первого Петербургского Твидопробега (http://vk.com/tweedrun) выложен замечательный двухминутный фильм, наглядно рассказывающий историю леди Данмор.

Твид бывает различной плотности. Теплосохраняющие и защитные его свойства прямо пропорциональны весу ткани на погонный метр. И если первые сорта были тяжелыми, прицельно направленными на максимальную защиту от внешней неблагоприятной среды, то двадцатый век принес настолько облегченные варианты твида, что из них создавались даже дамские наряды на далеко не самые холодные времена года.

У каждой исторической области производителей твида есть свой характерный рисунок. В Ирландии это donegal, самый «простой» твид в крапинку, в Шотландии – классический herringbone «в елочку», в Англии – так называемый houndstooth, «собачий зуб», в ломаную клетку. Все разновидности расцветок объединяет наличие разрозненных цветовых вкраплений независимо от узора, что объясняется особенностями производства ткани.

Помимо компании «Harris Tweed» существуют и другие производители твида. Наиболее известны среди них «Donegal Tweed», «Linton Tweeds», «Dashing Tweeds». Эти компании предлагают большое разнообразие цен, свойств и качеств, позволяющее любому желающему выбрать материю на свой вкус и карман.

Один только «Harris Tweed», неизменно продолжающий старинные традиции особого сертифицированного производства, а также исключительного качества, производит около 1 млн. метров твидовой ткани ежегодно. В противовес этому гиганту твидоиндустрии можно поставить «Linton Tweeds» и его продукцию – облегченные, современные и экспериментально яркие, необычно окрашенные твиды. Компания на протяжении всей своей истории славилась любовью к инновационным разработкам.

Известна и компания «Dashing Tweeds», не отступающая от первоначального замысла леди Данмор – продавать функциональную одежду для спортсменов. Интересным приемом явилась идея, родившаяся у работников этой компании – включать в состав твида светоотражающие нити, дабы обеспечить любителям вечерних вело- и пеших прогулок не только комфорт, но и безопасность.

К слову о том, насколько «спортивен» на самом деле твид, и является ли эта характеристика его истинным призванием, вспомним исторический, неожиданный шаг неподражаемой Коко Шанель, когда та решилась на очередную инновацию, и ткань для одежд крестьян и горнорабочих появилась на парижских подиумах. Поясним: представленный Коко в 1954 году костюм был создан именно из твида, что символически обозначало стремление к комфорту без потерь для элегантности, и, пожалуй, некий скрытый намек на женскую эмансипацию, которая к середине 1950-х годов планомерно продолжалась. К тому же, костюм оказался страшно, просто нечеловечески практичен. Шанель не промахнулась, совершив этот необычный шаг, и слава твида стала активно распространяться по всему миру, находя отклики в виде твидовых нарядов Жаклин Кеннеди, Маргарет Тэтчер, принцессы Дианы и других статусных знаменитостей. Твидовый костюм по мотивам задумки Шанель отделывался бархатом, тесьмой, шнурами и другими украшениями.

Карл Лагерфельд, наследник творческого потенциала мадемуазель Шанель, сделал твидовый пиджак универсальным элементом модного «конструктора», который поддается порой таким непредсказуемым модификациям, что кажется очевидным – нет границ для применения твида и нет конца играм со стилем, в которых эта ткань играет бесконечно разнообразные роли.

Твидовому пиджаку Шанель посвящена книга «The Little Black Jacket», задуманная Лагерфельдом и Карин Ройтфельд, бывшим главным редактором французского Vogue. Она рассказывает о том самом пиджаке авторства Коко Шанель и наглядно демонстрирует потенциал этой вещи, которую на иллюстрациях в книге примеряют 200 знаменитостей.

Настоящий твид можно узнать по одной характерной особенности – при высокой влажности он начинает издавать запах, который трудно с чем-нибудь спутать – что-то, напоминающее запах почвы, древесных грибов, взрыхленного торфа. Аромат можно было бы назвать «Назад к матери-земле», в том смысле, что именно эти вещества использовались в начале 19 века крестьянами британских островов для придания цвета самым первым твидам.

Нетрудно догадаться, что такие ароматы «по мотивам» твида принадлежат к категории весьма своеобразных и придутся по вкусу далеко не всем. Сравним впечатления читательниц одного модного блога, в котором те делятся впечатлениями об аромате «Tweed» от парфюмерного дома «Lenthéric», впервые выпущенном в период между серединой 1920-х и 1933 г.: с одной стороны – «он пахнет мокрой шалью из овечьей шерсти!», с другой – «это нечто очень притягательное… "Tweed" – это осенняя прогулка через лесистые ущелья, наполненные золотым светом, и ароматом листвы и осенних цветов, богатым и глубоким. Это английская икона женского аромата!»

На сегодняшний день у мировых производителей одежды довольно внушительные «виды на твид». Однако немногим раньше, а точнее – к началу 21 века, в твидоиндустрии ощущался заметный застой, если не сказать – кризис. Компания «Nike» неожиданно нашла взаимовыгодное решение проблемы и совершила необычный ход, выпустив в 2004 году линию утепленных кроссовок (sneakers) с использованием твида. Обувь позиционировалась как идеальная для ношения в холодное время года. Идея пришлась по нраву модной публике и твидовые эксперименты с успехом продолжились, заявляя о том, что твид еще далеко не исчерпал свои возможности. Так, например, твид безжалостно эксплуатируется маркой Avantgarde, к чести остриженных когда-то на острове Харрис овец.

Сегодня твид используется далеко не как особый или узкоспециальный материал. Его можно часто встретить в повседневной одежде. Налицо стремление производителей охватить все больше ниш, создать вариации для любого сезона и случая. Твид порой меняется до неузнаваемости, становясь все легче и ярче. Изменилось и отношение к твиду – теперь он скорее часть очень стильного неформального костюма, чем специальная форма для особых погодных условий или просто элегантная и практичная вещь.

Своим существованием твид всегда словно бы намекает на нечто большее, что-то, что скрыто от глаз, но всегда готово проявиться. Твид – это материал, не только исторически принадлежащий высокому стилю, но и преданный идее бесконечного совершенствования и новых открытий. Магнетический материал, который скрывает в себе тайну. Какую – носите, и узнаете.

Полина Быркова для TweedRun